Хроника Крымский историк разгромил книгу коллеги-самоучки о партизанском движении полуострова

Нас посетили

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня129
mod_vvisit_counterВчера103
mod_vvisit_counterНа этой неделе232
mod_vvisit_counterНа предыдущей неделе2594
mod_vvisit_counterЗа месяц4518
mod_vvisit_counterЗа прошлый месяц7009
mod_vvisit_counterВсего358808

Крымский историк разгромил книгу коллеги-самоучки о партизанском движении полуострова

04.11.2013 14:04

Советские партизаны хороши, но татарские – лучше

Симферополь, Май 16 (Новый Регион – Крым, Андрей Дорофеев) –

Известный крымский историк Олег Романько опубликовал разгромную рецензию на книгу Владимира Полякова «Страшная правда о Великой Отечественной. Партизаны без грифа «Секретно», посвященную партизанскому движению полуострова.

Доктор исторических наук Романько считает, что главной целью автора монографии было доказать, что крымские татары, которых позже выселили из Крыма по обвинению в массовом коллаборационизме, на самом деле были еще более хорошими партизанами, чем представители остальных этносов. При этом он отмечает вопиющую некомпетентность и заангажированность кандидата исторических наук Полякова, имеющего диплом симферопольского Автодорожного техникума.

«В своей работе В.Е. Поляков добросовестно описывает историю партизанского движения на территории Крыма. Однако все это неоднократно было написано до него другими историками. Никакой особенной новизны здесь нет. В принципе, содержание книги можно уместить в одной фразе: «Все рядовые партизаны – хорошие и героические, все их центральное руководство – плохое и некомпетентное, а лучше всех партизанили крымские татары, которых потом необоснованно депортировали». Тем не менее, данный подход является явно недостаточным, чтобы проанализировать такое сложное явление, как советское партизанское движение вообще и его крымская составляющая – в частности. Любая научная проблема состоит из ряда аспектов, без изучения которых понять ее невозможно. Имеется подобная методология и для проблемы под названием «партизанское движение». Как правило, его история – это взаимоотношения на данной территории трех сторон: собственно, партизан, оккупационных структур и местного населения», – отмечает Романько.

При этом он обращает внимание на множество несуразностей, которые вкраплены не только в основной текст, но даже в главу «Обзор литературы о крымских партизанах», в которой Поляков пытается анализировать историографию и источники по проблеме.

«Во-первых, ее текст начинается с очень многозначительной фразы: «Вся литература и источники о крымских партизанах представлены в самых различных документах». Что имел в виду В.Е. Поляков, понять сложно. На наш взгляд, вывод напрашивается сам собой: кандидат исторических наук не понимает разницы между источниками и литературой. Обычно, это знает любой студент исторического факультета уже на первом курсе. <...>

Во-вторых, В.Е. Поляков или делает вид, или действительно уверен, что впервые пишет историю партизанского движения на территории Крыма. И правда, если посмотреть примечания к «историографической главе», то такое впечатление может сложиться: в них, практически, одни работы, опубликованные в советское время. Большую часть той литературы, которая выходила по предмету его исследования на протяжении последних пятнадцати лет, он, фактически, не знает. <...>

В-третьих, по сути, в этой главе вообще нет никакого анализа историографии. В.Е. Поляков просто добросовестно пересказывает содержание тех книг, которые ему удалось найти. Ошибка – общая для всех, кто не имеет базового исторического образования и не понимает, что такое историография. Судя по всему, неизвестно это и автору – выпускнику симферопольского Автодорожного техникума», – констатирует Романько.

Недоумение рецензента вызывает и такая же бессистемность в описании собственно партизанского движения Крыма.

«Нельзя сказать, что он знает и понимает время, о котором пишет. Его партизаны действуют как бы в безвоздушном пространстве, а все то, что творилось вокруг них с 1941 по 1944 г., автор вообще не показывает, даже реферативно. Например, о главном враге партизан – немецком оккупационном режиме – В.Е. Поляков, похоже, не имеет понятия. В данном случае следовало бы ответить на такие вопросы: (а) что представляли собой этот режим и его силовые структуры, (б) какие методы борьбы с партизанами они использовали, (в) какие факторы влияли на эту борьбу, и (г) какие, наконец, были итоги этой борьбы. Из книги, в принципе, об этом ничего нельзя узнать. Нельзя узнать даже, что такое немецкий оккупационный режим вообще, и какие его органы и как боролись с партизанами», – подчеркивает доктор исторических наук.

Он так же отмечает, что Поляков допустил много путаницы в специальной терминологии. Например, он пишет о некой «военно-полевой жандармерии».

«В Вермахте существовали полевая жандармерия и тайная полевая полиция. Какую структуру из них имеет в виду автор, понять сложно, – утверждает Романько. – На той же странице В.Е. Поляков «вводит в научный оборот» интересный факт. По его словам, немецкая армия могла воевать только с регулярными частями противника, а борьба с партизанами – это прерогатива специальных служб, например, СС. Судя по всему, ему неизвестно, что в Вермахте существовали свои структуры, которые боролись с партизанами – охранные дивизии. А большая часть войск СС воевала, как раз, против регулярного противника. Наконец, если в Крыму вообще не было эсэсовцев (это установленный факт), кто же тогда боролся с крымскими партизанами?»

Те же претензии рецензент относит и к тому, как автор книги описывает взаимоотношения партизан с местным населением: «У Полякова практически нет информации о взаимоотношениях советских партизан и крымского населения или она крайне фрагментарна. Все их многообразие сведено у него к «татарскому вопросу».

«Более неудачную главу в книге В.Е. Полякова, чем «Татарский вопрос», найти трудно: и по структуре, и по содержанию излагаемого материала. Если посмотреть на цель этого изложения, то она очень проста: он пытается опровергнуть миф о массовом коллаборационизме крымских татар. Система доказательств тоже весьма проста. Если писать тезисно, то она выглядит так: (а) массовых коллаборационистских настроений среди крымских татар не было, (б) нетатарский коллаборационизм был более масштабным, чем крымско-татарский, (в) крымских татар, которые служили в Вермахте и полиции, было значительно меньше, чем 20 тыс. человек», – отмечает Романько.

Далее он подвергает уничтожающей критике систему доказательств, выстроенную Поляковым и подчеркивает: «На наш взгляд, базовым источником для подобного рода подсчетов могут служить только аутентичные немецкие документы. А при их изучении, как раз и получается, что крымско-татарских военных коллаборационистов было от 15 до 20 тыс».

«Это, конечно, может показаться неправдоподобным, но в монографии кандидата исторических наук В.Е. Полякова отсутствует такой важный элемент структуры любого научного исследования, как заключение! Собственно, его повествование о крымских партизанах обрывается на моменте их входа в Симферополь. Никаких выводов по всему тому, что он написал на предыдущих 230 страницах, автор не делает. Непонятно, каков был итог почти четырехлетней борьбы крымских партизан – ни качественных, ни количественных характеристик этой эпопеи В.Е. Поляков не приводит. Более того, после прочтения книги читатель даже не сможет узнать, сколько всего человек прошло через партизанские отряды с 1941 по 1944 г. Хотя эта цифра общеизвестна – свыше 12 тыс», – констатирует автор рецензии.

Напоминая, что Поляков рассматривает свою книгу, как научно-популярное изложение чернового варианта собственной докторской диссертации, Романько заключает: «Новых фактов он не приводит и новых обобщений не делает. В целом, методологически его монография так и осталась на уровне краеведческих изысканий. А фактически – в периоде «перестройки», мифы и штампы которого с таким удовольствием использует автор. Для кандидата исторических наук, делающего заявку на докторскую диссертацию это, по меньшей мере, несолидно. Поэтому, книгу В.Е. Полякова можно просто принять к сведению, как одно из мнений о партизанском движении в Крыму. Но, и это следует помнить, мнение очень предвзятое и во многом искаженное и ошибочное. Рассматривать же эту работу в качестве научного исследования или, более того, – основы для докторской диссертации, вообще бессмысленно».

Стоит отметить, что Владимир Поляков за книгу «Страшная правда о Великой Отечественной. Партизаны без грифа «Секретно» был награжден Международной премией им.Б. Чобан-заде в номинации «Лучшее исследование в области истории, этнографии и искусствоведения Крыма в 2011 году». Премия была учреждена в 2006 году белогорским предпринимателем Ресулем Велиляевым от имени правления, возглавляемого им фонда им.Бекира Чобан-заде.

nr2.com.ua

16.05.12 16:35